fromnorthcyprus (fromnorthcyprus) wrote,
fromnorthcyprus
fromnorthcyprus

Categories:

Даешь Крым, 12 мая 1944 года

Сегодня впервые публикую отрывок из книги моего отца, Героя Советского Союза Елецких Гавриила Никифоровича, каким он увидел последний день битвы за Крым.

 Правильно говорят, что бумага не горит. И фото тоже



Утром 12 мая на командный пункт полка позвонил начальник разведки  8 –ой воздушной армии полковник И. Сидоров. Я был у телефона.

Он сообщил, что сегодня на мысе Херсонес должны закончиться боевые действия. Об этом я доложил командиру полка полковнику М. Ситкину, который сразу же предложил:» Хотите слетать туда на По-2 и привезти бумаги? «

В последнее время у нас практически не было бумаги для издания газеты полка.

« Летите со старшим лейтенантом Занозиным» - уточнил командир.
Командир звена старший лейтенант Занозин мастерски владел не только самолетом Пе-2, но и По-2.( отец на фото в центре)



Условия посадки на мысе Херсонес были, как мы предполагали, сложными из-за воронок от бомб и снарядов.

И, поскольку мы не знали, когда точно окончатся боевые действия, решили сначала произвести посадку на площадке у южной окраины Севастополя. Она называлась Шестой верстой.

Тут мы рассчитывали оценить обстановку и дождаться окончания боевых действий на мысе Херсонес.

Взлетели на По-2 с аэродрома у Курман-Кемельчи ( ныне Красногвардейское). Не быстро, как на самолете Пе-2, долетели до Симферополя, а затем и до Севастополя, который три дня назад был освобожден нашими войсками.
Мы увидели, что с западной окраины площадки артиллерийские орудия крупного калибра ведут огонь в сторону мыса Херсонес.

Ясно, что боевые действия еще не закончились.

Решили садиться на площадку. Она была небольшой, но для По-2 вполне достаточной.



Сели удачно, подрулили к одной артиллерийской батареи, которая вела огонь. Летчик выключил мотор.
Выйдя из кабины, мы вытащили из мотора два толкателя ( чтобы никто не смог взлететь на самолете) и положили их в летную сумку.

От артиллеристов, которые вели огонь по мысу Херсонес, узнали, что на южной окраине Севастополя фашисты имели различные склады. Мы решили их обойти в поисках бумаги для нашей типографии.

Сначала попали на какой-то продовольственный склад, откуда нас направили на место, где есть бумага.

На новом складе нас вначале ожидало разочарование. На всю бумагу уже « наложила лапу» типография фронта.

Офицер, с которым мы вели разговор, заметил наш унылый вид и спросил:» А сколько надо бумаги?»

« Столько, сможем унести».

Он рассмеялся .» Я думал, что вам нужны тонны, а килограммы отматывайте с любых рулонов»
Мы намотали два рулона хорошей бумаги, каждый килограмм по 20, попросили разрешения пока их оставить и решили осмотреть окраину города.

С воздуха я много раз видел Севастополь и знал, что он разрушен. Вблизи стали видны все детали. Город лежал в руинах.
Пройдя несколько сот метров, увидели на одной из улиц небольшую группу молодых женщин, человек 20-25, которую охраняли 5-6 вооруженных солдат.

У нас возникло любопытство, что это за группа преступниц? Спросили стоявшую старушку:» Кого ведут?»

« Проституток, которые работали у немцев»- ответила она.

Немного побродив по городу, мы перестали слышать выстрелы артиллеристов. Было ясно, что артиллерия прекратила огонь и на мысе Херсонес закончились боевые действия. Мы быстро пошли к самолету, захватив два рулона бумаги.

Недалеко от места, где стоял наш самолет, увидели колонну пленных фашистов, у которой не видно было конца. Они шли со стороны Херсонеса.
После узнали, что пленных было больше тридцати тысяч человек.

С Занозиным несколько минут посмотрели на горе-вояк. У большинства вид был хмурый и подавленный. Но некоторые шли с довольно надменным видом.

Артиллеристы сказали, что на Херсонесе все закончилось.

Вставив два толкателя в мотор и, разместив бумагу в моей кабине, сели в самолет. Летчик запустил мотор и пошли на взлет.

До мыса Херсонес летели несколько минут, а на поиск места приземления затратили больше времени, чем на полет от Севастополя.

Сделав над Херсонесом несколько кругов и выбрав место, где были неглубокие ( из-за каменистого грунта) воронки от снарядов, решили садиться.

Сели неплохо, хотя самолет на пробеге покачался.

Мы произвели посадку вторыми. На уже стоявшем По-2 произвел посадку заместитель начальника разведки 8 воздушной армии подполковник А. Голобородько.

Я в это время был заместителем начальника штаба 8 полка по разведке.

Отец на фото в центре. Конец-1944 или начало 1945 года)



Мыс Херсонес выглядел так: вся его территория была покрыта воронками от бомб и снарядов, всюду валялись трупы фашистских солдат и офицеров. Их было несколько тысяч. Встречались среди убитых и раненых даже генералы.

Особенно много убитых и раненных было на южном берегу мыса и в капонирах самолетов. Фашисты планировали погрузить раненых на суда, но не успели этого сделать. С южной стороны в море на плотах, бревнах, досках находились немецкие офицеры и солдаты. Их много было в 1-3 км от берега.

Наша артиллерия с мыса вела заградительный огонь и эти группы плыли к берегу. На больших плотах виднелись белые флаги из рубашек и кальсон.

Фашисты были без оружия. Видимо, кто и брал его, но при возвращении сбросил с плота в море.



У Северной части мыса горела большая баржа, от нее тянулся длинный хвост черного дыма, параллельно мысу.

Недалеко от нашего самолета стояла исправная легковая машина. Капот у нее был поднят и мотор работал. Около машины стоял немецкий водитель , который непрерывно повторял» Гут мотор, гут мотор»
Через некоторое время меня с Занозиным встретил А. Голобородько. Подполковника интересовали склады с авиационно - техническими запасными частями. На мысе Херсонес находился фашистский аэродром.

Вместе с ним мы спустились в несколько капониров на северной окраине мыса. Погреба нам попались с различными продуктами. В них много было трупов, изуродованных и разорванных на куски взрывами гранатов и мин.

Поскольку фашисты, находившиеся в этих погребах, не сдавались, по ним вели огонь из автоматов и минометов и бросали гранаты.

Продукты на полках ( большей частью галеты и печенье) были залиты кровью и прилипшими частями человеческих тел.


Картина в этих погребах была неприглядной.



Мы с Занозиным ушли от Голобородько, подошли к юго-западной оконечности мыса и наблюдали за причаливанием к ней плотов.

Наша артиллерия все еще продолжала вести заградительный огонь, но уже на меньшую дальность, поскольку плоты плыли к берегу.
Внезапно появился самолет Ю-88, приближавшийся к мысу с юга. Видимо, это был разведчик.

По самолету был открыт ураганный огонь из всех видов стрелкового оружия. Самолет загорелся и упал в воду у северной части мыса недалеко от горящей баржи.
Минут через 20 с западной стороны появились четыре МЕ -110.




Они прошли над мысом в плотном строю на высоте около двух тысяч метров. Развернувшись в районе Севастополя на 180 градусов, самолеты проследовали второй раз над мысом, но уже с обратным курсом. По ним велся зенитный огонь. Видимо, и эта группа вела разведку, поскольку никакой радиосвязи с немецким командованием мыс Херсонес не имел.

Итак, 12 мая 1944 года советские войска полностью освободили Крым от фашистских захватчиков. И над мысом Херсонес взвился красный флаг нашей Родины.

Наш полк после освобождения Крыма за успешные боевые действия был награжден орденом Красной Звезды.

Ряд летчиков были представлены к высоким правительственным наградам.




Крымская операция 1944 годанаступательная операция советских войск с целью освобождения Крыма от немецких войск во время Великой Отечественной войны. Проводилась с 8 апреля по 12 мая 1944 года силами 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией.

Tags: Великая Отечественная война, Крым, отец, праздник Победы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments